Стажер благотворительного фонда. Финал

Мы подходим к завершению истории о моих приключениях в благотворительном фонде «Содействие —детям». Начало можно прочесть здесь: часть первая и часть вторая.

День третий

Как было велено, явился на место к 8:30. Все инструктора были на месте, стажеры подтягивались потихоньку. Кстати говоря, из вчерашних стажеров на продолжение концерта вернулись только я и тот парень в кепке козырьком назад, и еще одна маленькая девчонка, которую я не узнал.

Для начала нам устроили разминку для речевых навыков. Каждый стажер в паре с инструктором начали расхаживать по залу взад-назад, имитируя на ходу типичный разговор с вероятным меценатом.

Сначала в роли мецената выступал я, инструктор Мальвина (имя изменено) «звонила» мне. Потом мы поменялись ролями, и я стал тем, на кого, собственно, и стажировался — фандрайзера. Тут, конечно, не было ничего сложного. Просто читаешь с листа фразы, которые вы можете найти на фотографиях моего конспекта из второй части. Мальвина старалась сбить меня с толку различными нестандартными ответами.

Потом Василиса Андреевна (имя изменено) — офис-манагер — объявила окончание разминки и велела всем встать в круг лицом друг к другу. Выйдя в центр она начала гнать жесткую пургу про командную работу, персональную ответственность и нацеленность на результат. Как по писаному, и я решил, что, вероятно, именно она составляла текст методички. Она расхаживала из стороны в сторону, постоянно поворачиваясь к кому-то из стоящих в круге людей лицом, а к кому-то, соответственно, задом.

Когда мотивирующая речь завершилась, нам было велено играть в «Крокодила». Правила до идиотизма просты: всё так же выстроясь в круг и вытянув руки в стороны, каждый кладет свои ладони внахлест на ладони соседей, удерживая их вертикально — левую за ладонь соседа слева, правую перед ладонью соседа справа. Называется произвольное число от одного до десяти. Случайно выбранный участник действия хлопает правой ладонью по ладони соседа слева и говорит «раз». Следующий игрок слева повторяет движение и говорит «два». И так далее.

Цель игры — отдернуть руку и не дать ударить по ней своему соседу справа, который будет произносить последнюю цифру из заданного в начале раунда числа. Если же твой счет последний, то надо наоборот ударить по ладони соседа слева. Тот по чьей ладони ударили — выходит, либо выходит тот, кто не смог ударить по ладони своего более шустрого соседа. Длится игра до момента, пока в круге не останется один человек. Он считается победителем.

Ощущая весь идиотизм ситуации, я вылетел на первом же круге. Во втором раунде начал считать и продержался несколько кругов. На третий раунд офис-менеджер достала из бумажника тысячную купюру и бросила её на пол посреди круга со словами:

— А это приз победителю!

«Дин-дон!» — прозвучал звоночек ОПАСНОСТЕ, и я снова слился в самом начале. Вообще, в играх на реакцию я никогда не показывал особых успехов. Постоянные зрители стримов это и так знают.

Короче, тысячу получил чувак в кепке.

Ежедневный ритуал

Закончив с подвижными играми, старожилы отошли к стене и предложили представится новичкам. Как оказалось в данную категорию попадали всего трое: маленькая девчонка, парень в кепке и я. Не став тянуть кота за хвост, я решил вызваться первым. Рассказал, что я погромист-инженер-диктор-педагог-видеомонтажник. Также велено было устроить какой-нибудь перфоманс, для которого я продекламировал единственное стихотворение из моей памяти, которое рассказывал деду Морозу еще лет в пять.

Когда с представлениями было закончено, наступило время действия, после которого я решил, что точно не стану работать в этом пиздеце́. Опять же по команде офис-манагера все подошли к кадке с толстянкой, которую в обиходе называют «денежным деревом». На стене над кадкой висела бумажка с каким-то текстом.

— А сейчас мы споём песню нашему денежному дереву! — радостно сообщила Василиса Андреевна. И затянула какой-то знакомый мотивчик как раз по тексту с бумажки на стене.

«Вот именно так люди попадают в секту», — промелькнуло у меня в голове, пока я с тупой улыбкой на лице пытался подпевать достаточно стройному хору окружающих меня клинических идиотов. В песне всё было деньги, успешность и удачу. При этом ни слова не было про помощь детям, поддержку беспризорников и праздники для инвалидов.

В полной уверенности, что на следующий день ноги моей тут больше не будет, я решил всё-таки окунуться в рабочий процесс, чтобы полностью прочувствовать работу менеджера по увеличению фондов.

Не холодные звонки

После поклонения денежному дереву все участники этого фарса разбрелись по своим местам. Моя наставница выдала мне памятку о том, как отвечать на возражения возможных меценатов, фотографию моего конспекта которой можно посмотреть опять же во второй части данного материала.

Когда я завершил изучение памятки, мне был предложен изрядно потрепанный список на нескольких листах и задрипанный мобильник SONY Ericcson. Вот ведь судьба — самой фирмы уже давно нет, а телефоны всё еще работают.

На листочках была распечатка названий компаний, имена генеральных директоров и номера телефонов. Рядом с каждым пунктом присутствовало множество пометок от других фандрайзеров вида: телефон не отвечает, в отпуске, секретарь сложная, динамо, перезвонить на след. неделе. Встречались и более прозаичные: урод, жлоб и прочие личностные характеристики.

Бегло просмотрев список и пометки, я взялся за телефон и начал обзвон. Не стану описывать каждый конкретный случай. В массе выяснилось, что «не холодные» звонки, о которых говорилось на собеседовании и в описании вакансии, являются скорее «чуть теплыми». Многие из моих респондентов не знали названия фонда, интересовались, откуда у меня их номер и почему я вообще решил, что они намерены заниматься благотворительностью.

Но больше всего удручал общий фон разговоров. Вместо того, чтобы вдохновлять людей на помощь больным детям и сиротам, большую часть разговора мне приходилось выслушивать отговорки о тяжелом финансовом состоянии, кризисе в стране и в мире, и личные подробности вроде «мне своих детей кормить нечем».

Для того, чтобы вы понимали, кто мне всё это изливал, хочу напомнить, что звонил я гендирам крупных компаний в сферах строительства, маркетинга и прочей шелупони, которая обычно на чай в ресторане оставляет 5000 ₽. А как только они понимали, что я звоню им с целью попросить хотя бы тысячу для инвалидов, — всё, он нищий и несчастный. «Может тебя самого под опеку взять, болезный?», — не раз хотелось спросить мне в ответ на очередную исповедь.

Выход из игры

Пункте на 10-м у меня уже тряслись руки от злости на всех этих зажравшихся мудаков. Я вышел покурить. Для этого нужно было спуститься с 4-го этажа и выйти на задний двор, подпереть дверь с доводкой шваброй, чтобы она не закрылась, потому что ключа для электронного замка стажерам не выдавали.

Закуривая вторую сигарету подряд, я пытался представить себя изо дня в день танцующим вокруг денежного дерева, играющим в «Крокодила» и говорящим по телефону с жадными циничными генеральными директорами. Картинка вырисовывалась мрачная. И я понял, что со временем привыкну и стану с радостью петь и звонить, петь и звонить… И превращусь в конченного дурака, который «делает деньги», а не помогает детям.

Я достал мобильник, позвонил жене и описал всю ситуацию. Да у меня уже месяц не было работы, Сбербанк не чешется, но я не хочу здесь работать. К счастью, женился я на правильной женщине, и она всё поняла.

Поднявшись обратно, я собрал свои вещи в рюкзак, вернул список и телефон инструктору:

— Я не смогу у вас работать.
— А почему?..

Отвечать я не счел нужным, окинул взглядом всех этих нацеленных на результат фандрайзеров, которые изо дня в день рвут себя на части и напиваются до полусмерти по пятницам (был четверг и после танцев с деревом конкретно было обозначено, что «завтра мы нажрёмся!»), повернулся и ушел.

Заключение

Вернувшись домой, я позвонил по номеру из другого резюме, которое отложил на хедхантере. На следующий день у меня было самое долгое в мире собеседование, на котором мой будущий начальник вывалил на меня столько о написании коммерческих текстов, продвижении сайтов и дизайне, что я чуть не потонул в потоке информации.

Через неделю он уже хвастался моими текстами перед коллегами, которые не с первого раза верили, что данные материалы составлял копирайтер без малейшего опыта в области.

После двух недель работы на испытательном сроке мне повысили оклад и предложили обучить SEO-оптимизации с дальнейшим повышением до редактора. Сейчас прошел уже почти месяц в этой студии, и я каждый день с удовольствием иду на работу, и занимаюсь тем, что у меня получается.

И главное, я не жду пятницы. Если этот день недели для вас становится долгожданным, значит вы начали ненавидеть свою работу, и пора уходить. Такой настрой не пойдет на пользу ни вам, ни компании, на которую вы работаете. Я искренне верю, что каждый способен найти себе дело по душе. И главный фактор, который не дает работе надоедать — это развитие. Всегда расширяйте знания в своей профессиональной области и смежных сферах, тогда вы будете расти и заниматься всё более сложными и интересными делами. Удачи!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (голосов: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...